Российская Православная Автономная Церковь, Суздальская Епархия, город Суздаль

История Российской Православной Автономной Церкви

Начало Российской Православной Церкви теряется во глубине веков, Крещение Руси св. князем Владимиром стало лишь одним из этапов длительного процесса обращения Руси ко Христу. За тысячу лет Греко-Российская Церковь, как она официально именовалась с XVIII в., приобрела мощную организацию, ее приходы имелись в Европе, Азии, Африке и Америке.

После октябрьского переворота 1917 года и Гражданской войны в России единая Греко-Российская Церковь оказалась разделена административно - сначала линией фронта, а затем границами СССР - на две части: Церковь, в отечестве сущую (позже, по мере усиления гонений на Православие, она перешла на нелегальное положение и стала Катакомбной) и Церковь зарубежную (Русскую Православную Церковь Заграницей - РПЦЗ). Разделенные насильно политическими обстоятельствами, обе части Российской Церкви оставались духовно и мистически едины: они поминали каноническую церковную власть в лице Митрополита Петра Крутицкого, имели общение в молитве и таинствах. Кроме того, среди истинно-православного духовенства и мирян в России пользовались большим авторитетом Первоиерархи РПЦЗ - Митрополиты Антоний, Анастасий и Филарет. Терявшие связь со своими Епископами катакомбные священники начинали понимать на Богослужениях Первоиерархов РПЦЗ, а если была такая возможность, то и официально переходили в ее юрисдикцию (например, в 1975 году под омофор Митрополита Филарета, Первоиерарха РПЦЗ, перешла группа из 12 катакомбных священников, окормлявших несколько десятков общин в России). В Катакомбной Церкви распространялись послания Архиерейских Соборов и Синода РПЦЗ, а в изданиях РПЦЗ публиковались послания Епископов Катакомбной Церкви, переписка иерархов и т.д.

Зарубежный епископат был свободным голосом гонимой советами Катакомбной Церкви в западном мире. Обе части Российской Церкви отказывались от любых форм сотрудничества с безбожной советской властью, ставившей своей целью полное уничтожение религии в стране.

К концу 20-х годов от гонимой Катакомбной Церкви Российской ГПУ удалось отколоть две крупнейших церковных группировки - обновленческую и сергианскую, пошедших на компромисс с безбожниками и раскол с Российской Церковью. Эти группы были признаны расколом обееми частями Российской Церкви (и свв. новомучениками, и зарубежным епископатом). В 1943 году, в самый разгар войны, Сталин с политическими целями объединил остатки обновленческой и сергианской раскольнических групп в новую официальную церковь СССР, которой было присвоено название "Русская православная церковь" (РПЦ). Для руководства этой структурой был создан особый Совет по делам РПЦ, в который вошли кадровые офицеры НКВД. Формально РПЦ возглавил глава сергианского раскола (чье имя и носит этот раскол) -- митрополит Сергий (Страгородский), ставший через пять дней после своей "исторической встречи" со Сталиным "патриархом Московским и всея Руси". Однако Патриарх мог быть избран только Поместным Собором с участием всех епископов (до 150 иерархов в 1943 году еще томились в тюрьмах, лагерях и ссылках), представителей духовенства и мирян.

Крайне малочисленной группе епископов и духовенства, признавшей митрополита Сергия, была передана часть закрытых в 30-е годы храмов, разрешено открыть духовные учебные заведения, издавать "для служебного пользования" журнал. Так образовалась современная Московская патриархия, постепенно разраставшаяся и с помощью властей занявшая в сознании русских людей место исторической Российской Церкви.

Между тем подлинная Российская Церковь - Церковь Катакомбная - оставалась гонимой. Почти весь ее епископат находился в тюрьмах и лагерях, там же находилась и значительная часть духовенства, не пожелавшая войти в Московскую патриархию. Уже в 30-е годы, в связи с отсутствием центральной церковной власти (канонический Местоблюститель Патриаршего Престола Митрополит Петр был расстрелян в 1937 году, но еще 12 годами ранее его лишили возможности управлять Церковью), среди катакомбных христиан образовались течения, как правило, называвшиеся по имени своих епископов-исповедников, например: "иосифляне" - по имени Митрополита Петроградского Иосифа (Петровых), "буевцы" - чада епископа Алексия (Буй) и т.д. Катакомбная Церковь не имела никакого общения с Московской патриархией, духовенство которой часто, по заданию ГПУ, выслеживало и выдавало органам госбезопасности катакомбных священников, активистов и простых мирян.

Непрекращающееся гонение на Катакомбную Церковь в СССР привело к тому, что к началу 90-х годов XX века Катакомбная Церковь Российская уже не имела собственной иерархии. Вполне естественно, что катакомбные христиане обратились к РПЦЗ, в которой еще сохранялась в чистоте веры законная российская иерархия. Многие катакомбные священнослужители поминали за Богослужением Митрополита Филарета, а затем Митрополита Виталия - Первоиерархов РПЦЗ. Общины иосифлян в Санкт-Петербурге и Северо-западном крае, а также "буевцы" Воронежской области и катакомбники Московской области окормлялись священником Михаилом Рождественским (+ 1988). Несколько священников, иеромонахов и архимандрит окормляли "галынцев" Вятской области, Татарстана, Мордовии и Чувашии. Глава их ветви Архиепископ Антоний (Галынский-Михайловский) умер в Киеве в 1976 году, оставив после себя небольшое количество духовенства и многочисленную паству. Неумелая политика РПЦЗ в России привела к рукоположению в 1982 году зарубежными иерархами архиепископа Лазаря (Журбенко), пользовавшегося недоверием большинства катакомбников.

Только после начала "перестройки" и после падения советского режима, когда РПЦЗ стала открывать на территории России свои легальные приходы, доверие катакомбников к Зарубежной Церкви восстановилось. Первым крупным приходом, перешедшим в юрисдикцию Синода РПЦЗ и непосредственно подчиненным Митрополиту Виталию, стал приход Цареконстантиновского храма в Суздале. Спустя почти год после его присоединения, 10 февраля 1991 года, настоятель прихода архимандрит Валентин (Русанцов) был рукоположен в Брюсселе во Епископа Суздальского. В это время к Российской Православной Свободной Церкви (РПСЦ) (так были названы канонические структуры РПЦЗ в России) начинают присоединяться катакомбные общины. Одновременно через покаяние принимаются покинувшие МП священники с приходами. В самом Суздале и окрестностях все катакомбники становятся, наряду с вышедшей из МП паствой владыки Валентина, прихожанами Цареконстантиновского собора и других храмов РПСЦ. Создаются также новые общины и приходы. Недоверие катакомбников к Архиепископу Лазарю, окормлявшему "нелегальную" часть РПСЦ, побуждало их обращаться к Епископу Валентину Суздальскому. Как правило, общины направляли в Суздаль своих доверенных лиц для того, чтобы точно узнать, что представляет собой РПСЦ, ее иерархия и духовенство, действительно ли они исповедуют Истинное Православие. В Суздаль приезжают представители "буевских" и "иосифлянских" общин Воронежа и Санкт-Петербурга, которые присоединяются к РПСЦ. Нынешняя настоятельница Ризоположенского монастыря в Суздале схиигумения Евфимия приехала в Суздаль из общины воронежских катакомбников.

В 1992 году к РПСЦ присоединяется большое количество катакомбных общин "галынцев" Вятского края, а их священник протоиерей Валентин (рукоположенный в 1965 году Архиепископом Антонием (Галынским)) в 1997 г. постригается в монашество и рукополагается в Суздале во Епископа Яранского. В Суздаль из разных мест приезжают катакомбные монахини, для которых Епископ Валентин создает монастырь в честь св. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского (святитель Иоанн был духовным отцом свят. Антония (Галынского) и поддерживал с ним переписку).

В 1991-93 годах в Суздаль приезжают катакомбники с Кавказа. Для окормления катакомбных общин Кавказа и Юга России катакомбный монах Серафим, подвизавшийся много лет в горах Абхазии, в 1994 году был рукоположен во Епископа Сухумского. В Суздаль приезжает и известная исповедница (25 лет проведшая в лагерях) и организатор катакомбных приходов на Кубани и Украине монахиня Серафима (Санина), которая назначается игуменьей суздальского катакомбного монастыря в честь св. Иоанна Шанхайского. По ее примеру многие катакомбные общины Украины и Белоруссии присоединились к РПСЦ. Позже, в 1998 году, для них был рукоположен свой Епископ - Преосвященный Иларион Суходольский.

Из кубанских станиц в Суздаль переезжают инокини - духовные чада катакомбного иеромонаха Серафима (Голощапова); одна из них - мать Александра - ныне игуменствует в обители св. Иоанна Шанхайского.

С начала 90-х годов, когда начинается публикация рассекреченных архивов Пятого управления КГБ (занимавшегося контролем над религиозными объединениями), в РПСЦ переходит множество общин из РПЦ МП. Искателей Истинного Православия привлекал в РПСЦ образ Церкви, свободной от сергианства и экуменизма, овеянной ореолом катакомбного исповедничества, обладающей каноническим авторитетом РПЦЗ и имеющей законное иерархическое преемство с дореволюционной Российской Церковью. Однако быстрому росту РПСЦ помешали неканонические и провокационные действия некоторых архиереев РПЦЗ, приведшие, в конце концов, к дискредитации самой РПЦЗ в России и к конфликту Синода с Российскими архиереями. Причиной таких действий части зарубежных иерархов стали их иллюзии относительно "подлинного духовного возрождения" в далекой и мало им известной России, а также в корне неверный и противоречащий исповеданию Катакомбной Церкви взгляд на МП как Православную Церковь, плененную безбожниками, или <мать-церковь>.

Назначенный представителем Синода в Москве Епископ Каннский Варнава (Прокофьев) демонстративно прибег к покровительству фашистской организации "Память", наивно полагая, что она объединяет всех истинных патриотов России и является влиятельной политической организацией, которая способна "восстановить православную монархию". Епископ Валентин, видя, что деятельность Епископа Варнавы ведет к компрометации и дискредитации РПЦЗ, отказался от сотрудничества с ним. В результате "Память", стремившаяся к полному контролю над РПЦЗ в России (в чем многие верующие небезосновательно видели определенный "политический заказ"), начала свою борьбу против Суздальского Епископа, оклеветав его перед Синодом РПЦЗ. Ее поддержали некоторые архиереи РПЦЗ, с некоторых пор стремящиеся к соединению с МП и, по мере отхода от дел престарелого Митрополита Виталия, захватившие власть в Зарубежном Синоде.

В результате противоречия между руководством Синода РПЦЗ и российскими архиереями, придерживающимися истинно-православных, катакомбных позиций, нарастали. Архиереи Катакомбной Церкви, находившиеся в юрисдикции РПЦЗ, - Архиепископ Лазарь и Епископ Валентин были в 1993 г. беззаконно уволены со своих кафедр. После того, как все их просьбы о справедливом суде и восстановлении попранных свв. канонов Синод РПЦЗ оставил безрезультатными, они были вынуждены административно отделиться от РПЦЗ, образовав, на основании указа св. Патриарха Тихона и органов Высшего Церковного Управления при нем за № 362 от 20 ноября 1920 г., автономное самоуправление в марте 1994 года. Они рукоположили еще трех епископов для Российской Церкви: Феодора, Серафима и Агафангела.

Год спустя, после неудачных попыток найти приемлемый способ самоуправления российских приходов, 11/24 февраля 1995 года, Синод РПЦЗ неканонично запретил в священнослужении сразу пять Епископов Российской Церкви. Это запрещение было незаконным еще и потому, что было совершено без требуемого канонами церковного суда. Тем самым Синод РПЦЗ сделал попытку узурпировать власть над Катакомбной Российской Церковью, власть, принадлежащую лишь Всероссийскому Поместному Собору. В результате произошел раскол между Синодом РПЦЗ и Российской Церковью. Единство российской и заграничной частей Российской Поместной Православной Церкви - с 1921-го по 1990 год духовное, а с 1991-го по 1994 год еще и административное - оказалось расторгнуто по вине Зарубежного Синода, взявшего курс на сближение с МП и видевшего препятствие в лице собственных российских приходов. Незаконные действия иерархов РПЦЗ в отношении Церкви в России поставили сам Зарубежный Синод на грань канонического раскола. На Архиерейском Соборе РПЦЗ 1994 году был официально провозглашен "новый курс" РПЦЗ, что, в частности, выразилось в соборном принятии экуменического учения греческого митрополита Киприана и в общении с официальной Сербской патриархией - членом экуменического Всемирного совета церквей.

В 1995 году Архиепископ Лазарь и Епископы Вениамин и Агафангел вернулись в РПЦЗ, а в РПСЦ осталось лишь три архиерея во главе с Архиепископом Валентином. В мае 1995 года Суздаль посетил многолетний управляющий Архиерейским Синодом РПЦЗ, известный церковный историк и канонист Преосвященный Епископ Григорий (Граббе). Он полностью поддержал решения российских архиереев о выходе из административного подчинения Зарубежному Синоду ради сохранения чистоты веры и св. канонов.

Между тем, в результате постоянных встреч Архиепископа Берлинского Марка (РПЦЗ) с руководством МП (в частности, с самим патриархом) между МП и Синодом РПЦЗ была достигнута договоренность одновременно снять священный сан с Епископа Валентина, который был помехой в деле воссоединения РПЦЗ с МП. Это было сделано РПЦЗ в сентябре 1996 г, МП - в феврале 1997 г. Российские архиереи признали эти действия не имеющими никакого канонического значения, поскольку они были направлены против священнослужителей, не состоявших в клире РПЦЗ, а МП никак не могла и не может признаваться за Церковь. Епископ Григорий (Граббе) еще в 1994 г. в своем докладе Митрополиту Виталию назвал подобные "запрещения" и "извержения из сана" - "беспрецедентным беззаконием".

В октябре 1998 года РПСЦ была перерегистрирована под названием "Российская Православная Автономная Церковь" (РПАЦ). В настоящее время в состав епископата РПАЦ входят 12 епископов. Глава Церкви в марте 2001 года был возведен в сан Митрополита.

Минувший год ознаменовался для Российской Церкви новым витком гонений. На сей раз власти, сотрудничающие с МП, избрали метод судебных преследований Первоиерарха РПАЦ, цель которых - его дискредитация в глазах православных. Весной и летом 2002 года в Суздале разыгрывался безобразный судебный фарс, организованный владимирской областной администрацией совместно с местными органами ФСБ, непосредственное участие в котором принимали боевики из экстремистской организации "Наше дело". Несмотря на то, что мнимая "вина" Митрополита Валентина не была доказана совершенно, а суд не установил даже дату совершения "преступлений", Первоиерарху РПАЦ был вынесен "условный приговор". Вся эта позорная процедура подробно освещалась СМИ, особенно телевидением. Однако, организаторы травли Митрополита Валентина не получили ожидаемого эффекта - во время и после судебного процесса от РПАЦ не отошел ни один приход, напротив - к Церкви продолжают присоединяться взыскующие Истинного Православия священники и миряне. Стадо словесных Христовых овец, содействующу Духу Святому, умножается.

Подписаться на RSS-ленту новостей